РУССКИЕ В ИТАЛИИ
RUSSI IN ITALIA







Главная | Регистрация | Вход
Воскресенье, 28.05.2017, 04.56
Приветствую Вас Гость!| RSS |


 




Меню Сайта
Категории каталога
Наследие Италии [1]
Абруццо [0]
Апулия [0]
Базиликата [0]
Калабрия [0]
Кампания [2]
Эмилия-Романья [0]
Лацио [31]
Лигурия [0]
Ломбардия [2]
Марке [0]
Молизе [0]
Пьемонт [1]
Тоскана [2]
Умбрия [0]
Венето [2]
Фриули-Венеция-Джулия [3]
Сардиния [0]
Сицилия [0]
Трентино-Альто-Адидже [0]
Валле-д'Аоста [0]
Наш опрос
Как часто Вы посещаете наш Сайт?
1. Каждый день
2. Другое
3. Затрудняюсь ответить
4. Два раза в неделю
5. Я тут живу
6. Один раз в три месяца
7. Один раз в неделю
8. Два раза в месяц
9. Один раз в год
10. Один раз в месяц
11. Один раз в полгода
Всего ответов: 33
Мини-чат
Главная » Статьи » Наследие Италии » Лацио » Вокруг Пантеона (Рим)
Наследие Италии
Лацио
Вокруг Пантеона (Рим)

Вокруг Пантеона (Рим)
Вокруг Пантеона (Рим)
 
В низине в излучине Тибра когда-то была гордость императорского Рима- Марсово поле, плац для военных упражнений. При Агриппе (27-25 годы до н.э.) поле застроили храмами, термами и публичными садами. Там, как писал в 69 году географ Страбон, была сосредоточена "большая часть дивных сооружений" столицы. От просторов, которыми так восторгался Страбон, за два прошедших столетия почти ничего не осталось.
 
Тут не только нельзя, как некогда, мчаться на колеснице, но и на мотороллере разогнаться не получится. Да мчаться никуда и не стоит, куда лучше бродить неторопливо, наслаждаясь фонтанами, статуями, сочетаниями цветов и расслабленно-счастливой римской жизнью. Нервных центра у этого квартала два - площадь перед Пантеоном и площадь Навона.
 
И там и там круглосуточный праздник: журчат облепленные туристами фонтаны, носятся дети, ложки звякают о края чашек. Здесь начинаешь понимать: дольче вита - наслаждение жизнью - и есть самое ценное, что может дать путешественнику Вечный город, со всеми своими монументами, витринами и шедеврами.

Самый надежный способ попасть к Пантеону, не слишком долго плутая по переулкам, - свернуть с корсо за палаццо Дориа-Памфили (Palazzo Doria Pamphilj). Промахнуться невозможно: в XVII веке генуэзец Андреа Дориа получил за своей супругой Анной Памфили один из наиболее заметных дворцов
Рима, а нынешний наследник - князь Джонатан, приемный сын английской сиделки, у которой на руках скончался бездетным последний потомок могущественного рода, - владеет еще и одной из самых впечатляющих в городе картинных галерей. Попасть туда можно, пройдя несколько метров вглубь квартала, по крохотной улочке с вводящим в заблуждение названием Лата ("широкая"). С угла исподлобья взирает мраморная фигурка с бочкой - фонтан "Водонос" (Il Facchino), к чьей груди в папском Риме привешивались злободневные памфлеты.

Место было заметное: в двух шагах от фонтана, на площади Колледжо-Романо (Piazza del Collegio Romano), находилось грозное учреждение - главная иезуитская школа, основанная в 1551 году, меньше чем через 20 лет после того, как Игнатий Лойола основал орден. Она, собственно, и именовалась Римской коллегией (Collegio Romano). Здесь были опробованы методы, благодаря которым иезуитское образование до начала XIX века считалось лучшим в христианском мире: отказ от физических наказаний, забота о здоровье, поощрение честолюбия, упор на осмысление, а не на зазубривание материала. Среди выпускников иезуитских колледжей были, например, Мольер, Дидро, Вольтер, Сервантес и Вяземский.
 
Но несмотря на все педагогические достижения, иезуиты заслужили репутацию настолько одиозную, что уже к XVIII веку любые просвещенные реформаторы при первой же возможности начинали их запрещать и выдворять. Так что гигантский комплекс, построенный в 1582-1584 годах, немедленно после объединения Италии был отобран в пользу государства. Теперь там располагается итальянский Минкульт - заведение, увы, куда менее осмысленное.
 
А когда-то иезуиты контролировали почти весь район: их первая церковь, Иль-Джезу, находится в двух шагах от палаццо Памфили; вторая, Сант-Иньяцио (Sant Ignazio), соседствует с северным фасадом бывшей Коллегии. Главное в ней - купол конструкции Андреа Поццо (разумеется, тоже иезуита). С порога он кажется крайне внушительным, однако стоит сделать несколько шагов вперед - и обнаружится, что потолок в церкви абсолютно плоский, а то, что казалось куполом, - всего лишь роспись, искусная иллюзия, какими любили баловаться в эпоху барокко.

Самое сильное впечатление Пантеон (Pantheon) производит, если подойти к нему сзади или сбоку: тогда вместо аккуратного, замыкающего картинную площадь фасада видны будут мощные, будто корнями уходящие в землю стены, покрытые дырами и шрамами. Именно здесь в двухтысячелетний возраст этого коренастого сооружения начинаешь верить.

Августов зять Марк Випсаний Агриппа заложил тут квадратный храм всех богов в 27 году до н.э.; круглым Пантеон стал уже при Адриане (118-125). Поскольку никто до конца не понимал, как возводить крышу над столь огромной конструкцией, изнутри здание заполнялось землей, к которой император повелел примешивать золотые монеты. Когда работы были закончены и на фасад водрузили оставшуюся от первоначальной версии надпись "M.AGRIPPA L.COS. TERTIUM FECIT" (Марк Агриппа, сын Луция, трижды консул, сделал), Адриан объявил, что каждый нашедший монету может забрать ее себе - и в считанные минуты внутри храма было пусто и чисто. Впрочем, легенду эту могли пустить в оборот архитекторы Ренессанса, проводившие недели напролет за измерениями в надежде постигнуть секрет купола.

Дожить до начала Возрождения в практически нетронутом виде Пантеону удалось благодаря императору Фоке, который в 608 году даровал здание папе Бонифацию IV. Папа немедленно перепосвятил храм всех богов Мадонне и всем мученикам, перевезя сюда из катакомб 28 телег с останками первых христиан, а императору в благодарность поставил на Форуме колонну. Позднейшие понтифики на все лады пытались приручить языческое здание - Урбан VIII даже велел Бернини пристроить по краям фронтона пару колоколен, но идея оказалась крайне неудачной: конструкцию обозвали "ослиными ушами" и ругали до тех пор, пока в конце XIX века ее наконец не снесли. Однако церковь здесь действует и до сих пор. При желании в Пантеоне можно даже обвенчаться - с видом на скромную могилу Рафаэля и пышные надгробия первых итальянских королей, Виктора Эммануила и его сына Умберто. Раньше монументов было больше: рядом с Рафаэлем желали покоиться едва ли не все художники
Рима. В какой-то момент папе Пию VII пришлось даже расчистить место, отправив часть бюстов в музей, на Капитолий. Но самое интересное здесь - не памятники, сколько бы их ни было, а купол. Изнутри видно, что фонаря, как в позднейших христианских храмах, у него нет: в самом центре находится ничем не прикрытая дыра, под которой в дожди скапливается довольно внушительная лужа. Зато в любое другое время световые эффекты - гениальные.

В другом городе монумент-мавзолей обнесли бы забором и без билета никого бы и близко не подпускали. Но в Риме никто не испытывает лишнего благоговения перед древностями, так что площадь Ротонды (Piazza della Rotonda) перед Пантеоном - одно из самых веселых мест в городе. Местные хиппи за компанию с подвыпившими американцами поют под гитару на ступеньках фонтана с египетским обелиском (Джакомо делла Порта, 1575). Публика постарше потягивает коктейли за столиками, с видом на гордое заявление Агриппы. Путешественники всех родов и мастей поедают мороженое и пиццу сбоку на парапете. А римляне являются в La Tazza d Oro за лучшим - по общепринятой версии - в городе эспрессо.

Слегка подкрепившись, имеет смысл двинуться вдоль левой стены Ротонды к смежной площади Санта-Мария-сопра-Минерва (Piazza Santa Maria sopra Minerva). Посреди нее красуется мраморный слоник с обелиском на спине - так Бернини, к вящей радости Александра VII, распорядился откопанным местными монахами куском древнего гранита. Одну из сторон площади занимает розоватый фасад Санта-Мария-сопра-Минерва, единственной в Риме готической церкви (XIII-XV века). Заблуждаться, конечно, не стоит: сводчатый синий потолок с золотыми звездами - это XIX век, реставрация. Зато в боковых капеллах - сплошные подлинники, да в таких количествах, что хватило бы на небольшой музей.

Главное - в трансепте. Слева от алтаря притулился "Воскресший Христос" - поздняя работа Микеланджело, к которой довольно неудачно приложили руку ученики (они, в частности, прикрыли Иисуса набедренной повязкой, чтобы лишние подробности не смущали верующих, и обули его в сандалии). Слева в углу - капелла Карафа, где покоится папа Павел IV, вошедший в историю как гонитель протестантов, создатель римского гетто и страшный ханжа, повелевший намалевать тряпицы вокруг чресл всех четырех с лишним сотен персонажей "Страшного суда" в Сикстинской капелле. Впрочем, капеллу прославил не сам папа, а его родственник: он заказал Филиппино Липпи фрески, где святой Фома Аквинский прерывает Благовещение, чтобы представить Мадонне монсеньора Оливьеро Карафу. Остальные части росписи - "Успение богородицы", "Триумф Фомы Аквинского над ересью" (жест Фомы, загибающего пальцы, призван символизировать его пять доказательств бытия божьего) и "Явление Христа Фоме Аквинскому". "Мадонна с младенцем" в капелле Франджипане (вторая слева от алтаря) приписывается Беато Анджелико, чья гробница находится здесь же, бок о бок с совершенно языческого вида саркофагом: некий Джованни Арберини вдохновился идеями Ренессанса настолько, что памятник себе заказал из античной мраморной плиты со львом и Гераклом. В алтаре, под мраморной триумфальной аркой работы младшего Сангалло, покоятся веселые растратчики и меценаты - папы Медичи, Лев X и Климент VII, бок о бок с провидицей и проповедницей святой Екатериной Сиенской, дочерью красильщика, которой удалось вернуть пап в
Рим из Авиньона. Еще в боковых капеллах есть фрески Перуджино ("Воскресение" в третьей капелле справа) и Антониаццо Романо ("Благовещение" в пятой справа), скульптуры Мино да Фьезоле (памятник Франческо Торнабуони справа от входа) и Бернини (надгробия Марии Раджи и кардинала Виджевано).

Когда-то в этот-то храм изящных искусств приводили еретиков, чтобы они публично отреклись от своих вредных убеждений: трибунал инквизиции заседал в пристроенном к Санта-Мария-сопра-Минерва доминиканском монастыре. Самой знаменитой его жертвой был Галилей: если когда-нибудь он говорил: "И все-таки она вертится", то прозвучало это именно здесь.

В противоположном направлении от Пантеона, на площади Пьетра (Piazza di Pietra), имеется еще одно античное сооружение, гораздо менее известное. Это колонны храма Адриана (Tempio di Adriano), которые Карло Фонтана в 1675 году изящным жестом включил в здание таможни, впоследствии превратившейся в биржу, а из биржи - в плохо освоенный выставочный зал. Туристы сюда почти не забредают - очевидно, потому, что после площади Ротонды с La Tazza d Oro стремятся поскорее оказаться у следующей гастрономической святыни - стойки с мороженым в Giolitti.

Перед придуманным Бернини выгнутым розовым фасадом палаццо Монтечиторио (Palazzo Montecitorio) стоят на посту карабинеры и раскладывают свои плакаты демонстранты-одиночки: здесь заседает нижняя палата итальянского парламента, а простые смертные, политических интересов не имеющие, поедают свежекупленное мороженое. Присесть тут, правда, особо некуда - не то что пару веков назад, когда на площади Монтечиторио и на примыкающей к ней площади Колонны располагались самые модные и светские кофейни города.

Столики первого в Риме заведения с девушками-официантками - кафе "Колонна" - были расставлены вокруг колонны Марка Аврелия (Сolonna di Marco Aurelio), многометрового эпоса о войне с сарматами, который в оригинальной версии венчала статуя императора, в XVI веке замененная на святого Павла. У ног апостола довольно долго располагалась смотровая площадка, но в последнее время пускать внутрь колонны перестали. Слева от колонны - палаццо Киджи (Palazzo Chigi, XVI XVII века), где сейчас заседает президиум Совета министров, а в 1920-х годах работал Муссолини. В его кабинете был и балкон для произнесения речей - он выходил непосредственно на площадь Колонны. Однако ее скромные размеры, видимо, не очень устраивали дуче: впоследствии он перебрался в более просторное палаццо Венеция.

Кофейни тоже переместились, теперь кофепития со светскими сплетнями происходят напротив древней церкви Сан-Лоренцо-ин-Лучина (San Lorenzo in Lucina). Возраст ее, правда, в глаза совсем не бросается - с IV века здание пережило несколько капитальных перестроек. Кампанила и портик с плоскомордыми львами - остатки XII века; интерьер - результат реконструкции XIX века, пытавшейся изничтожить следы барочного XVII. Выжили: капелла Фонсека (4-я справа), исполненная Бернини для папского лейб-медика Габриэле Фонсеки, алтарь Райнальди с "Распятием" Гвидо Рени и позднейшее (заказанное в xix веке Шатобрианом) надгробие Пуссена. А в 1980-х годах за это место взялись археологи: были откопаны остатки античных сооружений и древней базилики, а также баптистерий, стоявший, как то было принято в раннехристианский период, отдельно от церкви: входившие туда для крещения люди еще не были посвящены во все таинства, а значит, не могли иметь доступ в храм.

Улица Кампо-Марцио (Via di Campo Marzio), ведущая отсюда обратно к Пантеону, - скопление мелких и крупных дизайнерских лавок, способных плодотворно занять не один час. Если на покупки нет настроения, времени или средств - лучше туда не соваться, а отправиться переулками в сторону реки, мимо гигантского палаццо Боргезе (Palazzo Borghese, начало XVII века), за причудливую форму прозванного клавесином (cembalo). Этот дворец занимает целый квартал - с первого раза и не сообразишь, что монументальные ворота, ведущие во двор с фонтаном на площади Фонтанелла-Боргезе, и двухъярусная лоджия, выходящая к мосту Кавур ("клавиатура"), принадлежат одному и тому же зданию. Кардинал Камилло Боргезе, основавший здесь фамильную резиденцию, вскорости переехал в Ватикан, став папой Павлом V, но остальные члены семейства, а главное, семейная коллекция скульптуры и живописи, до конца XIX века обитали именно здесь.

От западного фасада дворца начинается длинная прямая улица Скрофа (Via della Scrofa) - "улица Свиньи", от которой в разные стороны разбегаются фотогеничные переулки. Здесь, действительно, имеется пара бакалейных лавок, витрины которых нашпигованы заманчивыми окороками, но дело изначально было не в них, а в маленьком фонтане, откуда черпали воду окрестные жители: барельеф оттуда можно отыскать на фасаде дома N84.

Единственное напоминание о славном прошлом квартала - площадь Кампо-Марцио (Piazza in Campo Marzio). Ничего античного тут, правда, не осталось - если, конечно, не считать обломка колонны на углу улицы Метастазио. Зато тут имеется нежно-голубая церковь Санта-Мария-ин-Кампо-Марцио (Santa Maria in Campo Marzio) с чудесным двориком, откуда проглядывает романская колокольня, а за ней - здание монастыря. Монастырь основали греческие монашки, которые в VIII веке бежали из Византии, спасая от иконоборцев икону Богоматери-заступницы.

Еще одна история с приключениями связана с башней Франджипане (Torre dei Frangipane) на Португальской улице (Via dei Portoghesi). Там, где дорога образует развилку, взгляд упирается в средневековое, оплетенное плющом сооружение. На самой вершине всегда горит лампадка - напоминание о спасении младенца, которого жившая в соседнем доме ручная обезьянка, играя, утащила на крышу. Обезьянку хозяин сманил вниз и застрелил. Зато ей досталась посмертная слава: башня известна в городе как Обезьянья (Torre della Scimmia).

Еще более выигрышно смотрится выходящая по соседству на набережную Hostaria dell Orso, больше всего похожая на средневековую крепость из костюмного фильма. Несмотря на вывеску "ресторан, пьяно-бар, дискотека", это не новодел и не декорация, а действительно средневековое сооружение - только не замок, а всего лишь таверна. Говорят, что в ней останавливался еще Данте. И даже если насчет Данте владельцы слегка преувеличивают, то про Рабле с Монтенем - чистая правда: они действительно жили именно тут.

Бок о бок со сказочной таверной стоит прозаическое здание Музея Наполеона (Museo Napoleonico). Джузеппе Примоли, внук его брата Люсьена, положил жизнь на сбор фамильных реликвий, а затем завещал коллекцию городу. Теперь любой желающий может полюбоваться на брачный контракт императора и слепок с груди его сестры Паолины, в замужестве Боргезе. Слепок изготовил Канова по ходу работы над скандальной статуей Венеры.

От музея открывается один из самых малоприятных видов
Рима: противоположный берег целиком занят грузным Дворцом правосудия (Palazzo di Giustizia), среди местного населения известным как палаццаччо - что-то вроде "уродливой домины" (имя полностью соответствует действительности). Но стоит свернуть обратно в переулки, и местность немедленно меняется к лучшему. На той же улице Сольдати, по которой числится Hostaria dell Orso, обнаруживается строгое белое здание с двумя башнями: палаццо Альтемпс (Palazzo Altemps, проект Бальдассаре Перуцци), где хранится гениальная коллекция античных мраморов. В отличие от прочих римских собраний, она вполне обозримого размера, а экспонаты при этом - абсолютно первоклассные.

Если же скульптура вас почему-либо не привлекает, всегда можно перейти дорогу и отправиться смотреть на Караваджо. Он поработал тут сразу в двух церквях - Сант-Агостино и Сан-Луиджи-деи-Франчези. Популярностью, правда, пользуется только одна - последняя. Сант-Агостино (Sant Agostino) всегда освежающе пуста, несмотря на великолепную "Мадонну Пеллегрини" в первой капелле слева. Она очутилась здесь в знак благодарности: в Сант-Агостино художник отсиживался, чтобы спастись от наказания за убийство (зарезал брата очередной соблазненной девицы). Благодарность, впрочем, поначалу казалась довольно сомнительной: всех страшно смущал ободранный и неопрятный вид паломников, не говоря уже о лице Мадонны, которую Караваджо писал с известной римской проститутки. Кстати, куртизанки эту церковь вообще очень жаловали: Фьямметта, любовница Чезаре Борджа, имела здесь собственную капеллу, а нескольких ее коллег в Сант-Агостино даже похоронили, невзирая на папский запрет. Из прочих курьезов здесь хранится "Мадонна с младенцем" Сансовино (вторая капелла слева), которую римляне считали портретом Агриппины с младенцем Нероном на руках. А на третьей колонне в левом ряду Рафаэль, находясь под впечатлением от Сикстинской капеллы, изобразил пророка Исайю, да так похоже на Микеланджело, что получился форменный плагиат, из-за которого мастера довольно сильно поссорились.

Следующий Караваджо находится в трех минутах ходьбы - на упоминавшейся уже улице Скрофа, в Сан-Луиджи-деи-Франчези (San Luigi dei Francesi), церкви, построенной специально для местной французской общины. Левая сторона фасада (Доменико Фонтана по проекту Джакомо делла Порты) украшена узкомордым, коротколапым и грузнотелым гибридом дракона и муравьеда. На самом деле это саламандра, личный герб короля Франциска I. Фресок тут целых три, все - в последней слева капелле перед алтарем ("Апостол Матфей с ангелом" в центре и "Обращение Матфея" с "Мучениями Матфея" по бокам), и все три - абсолютно хрестоматийные. Это классический Караваджо, с резкими трагическими тенями, мечущимся пламенем свечи и выхваченными из тьмы фигурами персонажей - немолодых и весьма неприглядно одетых.

За Сан-Луиджи Скрофа переходит в улицу Догана-Веккья (Via della Dogana Vecchia) и в конце концов упирается в идиллическую площадь перед церковью Сант-Эустакио (Sant Eustachio). Церковь эта (IV XVIII века) примечательна главным образом оленьей головой, с нескрываемым любопытством взирающей с крыши на происходящее внизу. Это напоминание о злополучной охоте, на которой языческому генералу Плацидию между рогов оленя явился золотой крест, заставивший военачальника обратиться в христианство, перекреститься в Евстахия, забросить карьеру и в конце концов принять мученическую смерть. А сцена, которую оленю приходится наблюдать чаще всего, - это толпа любителей кофе, стекающихся в бар Sant Eustachio.

Оказавшись на площади Сант-Эустакио, следует отступить несколько шагов назад и взглянуть вверх. В небе обнаружится причудливый бело-голубой шпиль одного из самых изобретательных творений Борромини, церкви Сант-Иво-алла-Сапиенца (Sant Ivo alla Sapienza). Храм этот - изощренный комплимент папе Урбану VIII: в плане здание представляет собой пчелу, геральдический знак семейства Барберини, а закрученный по спирали шпиль символизирует пчелиное жало. Гербов с пчелами вы в церкви, впрочем, не найдете - работы завершались уже при Александре VII, так что весь ее ясный, белый интерьер залеплен горками Киджи. Правда, изнутри Сант-Иво видят только самые везучие или организованные: церковь открывают раз, самое большее - два раза в неделю.

В здании окружающего Сант-Иво Государственного архива (Archivio di Stato) находился первый римский университет - Ла Сапиенца (La Sapienza, то есть, буквально, "знание", "наука"). Историю свою он ведет с 1303 года, от Бонифация VIII, хотя еще в 1265-м Карл Анжуйский затеял здесь "универсальную школу", в которой юриспруденции обучали вместе со свободными искусствами. Там даже преподавал некоторое время Фома Аквинский - пока не счел, что
Париж все-таки больше подходит для схоластики. Главное университетское здание располагалось вокруг Сант-Иво до середины XX века - пока дуче не соорудил кампус попросторнее в районе Сан-Лоренцо-Фуори-ле-Мура.

Отсюда волей-неволей из застроенных дворцами и оплетенных плющом проулков приходится выбираться на проспект Ринашименто (Corso Rinascimento). По пути стоит взглянуть на палаццо Мадама (Palazzo Madama, 1503-1642), бывшую резиденцию Маргариты Австрийской, внебрачной дочери Карла V, которую в совсем юном возрасте сосватали за флорентийского герцога Алессандро Медичи. Через полгода после свадьбы мужа убили, и юной принцессе пришлось срочно выходить замуж снова - на сей раз за 14-летнего папского племянника Оттавио Фарнезе. Тогда-то она и поселилась в Риме - в том самом дворце, где пару дней гостила по дороге на свою первую свадьбу.

Пантеон
пн-сб 9.00-19.30, вс 9.00-19.00
Пантеон был первым языческим храмом, переделанным в христианский
Диаметр отверстия в куполе Пантеона - 9 м. Высота купола равна его ширине - 43,3 м
Сант-Иньяцио
пн-вс 7.30-12.30, 15.00-19.15

Санта-Мария-сопра-Минерва
пн-пт 9.00-19.30, сб-вс 8.00-19.00
Отречения произносились также на месте публичных казней на площади Санта-Мария-дель-Пополо

42-метровая колонна Марка Аврелия известна также как колонна Антонина, хотя на самом деле император Антонин Пий не имел к ней никакого отношения - его собственный монумент был найден тут же, но в распиленном виде

Сан-Лоренцо-ин-Лучина
пн-вс 8.00-12.00, 17.00-20.00, раскопки - последняя сб месяца, 16.30, только с экскурсией
Вход €2

Художественная коллекция Боргезе окончательно переехала в виллу на холме Пинчо в 1891 году

Hostaria dell Orso
Via Soldati 25С
06 68 30 11 92
www.hostariadellorso.it
пн-сб 20.00-1.00

Музей Наполеона
Piazza di Ponte Umberto 1
06 68 80 62 86
вт-вс 9.00-19.00
Вход €2,58

Сант-Агостино пн-вс 7.45-12.00, 16.00-19.30

Сан-Луиджи-деи-Франчези
Piazza San Luigi dei Francesi 5
пн-ср, пт-вс 7.30-12.30, 15.30-19.00, чт 7.30-12.30

Сант-Эустакио
пн-вс 16.00-19.00

Сант-Иво-алла-Сапиенца, вход с Corso Rinascimento 40
Зима: вс 9.00-12.00; лето: сб 10.00-13.00, вс 9.00-12.00

Сейчас университетов в Риме три: Сапиенцa на севере, Тор Вергата далеко на юго-востоке и Третий университет в районе Остиенсе

Сейчас в палаццо Мадама заседает итальянский Сенат.
 
Источник: www.flyex.ru
 
Категория: Лацио | Добавил (-а): rusiinitalia | Дата: 24.01.2009 | Время: 03.28 | День недели: Суббота
Просмотров: 1597 | Рейтинг: 5.0/2
 
                      
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Друзья Сайта

Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
 Нас посетили сегодня: 
                             
 Новые пользователи
                             
Реклама
ТУТ
 
 
МОЖЕТ
 
 
БЫТЬ
 
 
ВАША
 
 
РЕКЛАМА
 
 
!!!
 

Copyright MyCorp © "Русские в Италии" |2009- 2017 |
При частичном или полном использовании материалов Сайта, активная ссылка  на "РУССКИЕ В ИТАЛИИ" обязательна!
Для размещения рекламы на Сайте обращаться: admin@russiinitalia.com
 
                                                                                        Rambler's Top100  Русскоговорящая Европа - каталог русскоязычных фирм и специалистов Европы Яндекс цитирования